URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:42 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
на твиттере, конечно, есть, но запощуу и здесь, именно запощу!
меня ВНЕЗАПНО СНЕСЛО волной звука, и это был такой фапательный ханс зиммер, что мне на секунду подумалось, что начался фильм с моим участием

НУ Я КОНЕЧНО СЛУШАЮ ХАНСЗИММЕРА И НОЧЬЮИДНЕМ И ОТПРАВЛЯЮСЬ НА МАРС НАСРАТЬ МНЕ НА ШКОЛУ

16:11 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
ну так вот, в целях предотвращения моей хорошей подготовочки к егэшечки, я буду тут всякое йух постешечки
все очень весело
все очень
все
весело очень все

13:14 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
13:38 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
стараюсь постепенно сюда вернуться, в связи с этим уже сотворила новую обложку опять хрень ну ладно и пилю аватары, со всеми долгами я как обычно управилась ну и нечего делать само собой, а на тейсти куча ванильного г

@темы: будничные зарисовки

20:49 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
на мпл есть великое множество несчастных людей - снобов, жлобов, задавак, хвастунов, лгунов и крыс, мне их жаль ==

17:54 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
я кароче решила опять постить тут хунту в стиле майфакинлайф, так что в честь самого процесса как говорит Морозов, а до него ещё кто-то, пишу следующее: чертыхаться осталось 12 дней, чистая дюжина грязненькими, запятнанными школой днями
скоромно надеюсь, что двадцать первым кончатся самые страшные мучения и можно будет уйти в залет
десятый класс - вещь, по сути, неплохая, однако настораживает своим затишьем
но, что поделать, раз жизнь такая, что все настораживает
все также играю на мпл, правда за всех персов и во всех фб отыгрыш завис, нигде я не должна, и вроде комильфо в данном случае, НО мой мозг патологически обожающий быть чем-то обязанным жаждет интеллектуальной разгрузки, а рациональная часть меня отказывается этому верить, ибо в чем-то я все же реалист такой реалист, вот пзд какой реалист и этому реалисту претит потом расставаться с чертовыми долгами, скрупулезно набивая под пулями оскорблений ничтожные словечки

@темы: будничные зарисовки

19:32 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
осталось Хеленочку зарисить - ну вот не получается она у меня последнее время :(
cs5935.userapi.com/v5935220/60/p6tLI9V7EeM.jpg
cs5935.userapi.com/v5935220/58/eXj9rbKQLWc.jpg

20:09 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
Ахаши Варнэсс



Раздражительный звон чужого смеха в голове. Один раскат грома за другим. Знакомый до одури голос, который всё пытается скрыться за сочиненной многогранностью, за шипящими звуками или за гулким басом. Но как будто нарочно, то тут, то там проступает всё та же тропинка, ведущая к одной и той же личности. Он всего один, но пытается сделаться многими, всем, что существует в этом мире. Дразнясь, он играет одну партию за другой, обнажая в голосе едкий налёт фальши. Так, чтобы нервировать тварь, чтобы она дёргалась, силясь достать до своего мучителя, пожирать его своей непомерной злобой, и каждый раз промахиваться. Это как ловить воздух, который непринуждённо просачивается сквозь любые преграды.

Чувствуешь, как течёт кислота по твоим лёгким? Яд, безмозглая тварь, распространится быстро… Ты не почувствуешь, как умирает душа, как твои вены перерождаются, теперь по ним течёт тьма, настоящая, всемогущая тьма! Безмозглая тварь ха-ха-ха, ты ведь этого желала?

Ахаши хватается за голову и в бессилии падает на каменный пол. Ее глухие рыдания и вопли поглощает холодный мрак стен. Обречённое существо катается по полу, обхватив голову руками. Через какое-то время сознание не выдерживает, и тупая боль в глубине мозга затухает. Другая Ахаши несётся сквозь призрачное пространство в небытие, движется в обволакивающем белёсом тумане и забывает обо всем. Час забвения приходит слишком резко, и неподготовленное сознание отдаёт все нажитое и узнанное. Все радости и горести, страхи, боль, фальшивые чувства и эмоции – всё это уже не её, а чужое, всё принадлежит тьме, которая уже сковала для своей игрушки новые доспехи. А ей не положено знать, никогда, незачем.

Надо всё отобрать, всё до единого…

Смех перерастает в шипение. Игра узкого змеиного языка в пасти огромной рептилии. Веки лениво приподнимаются. Жадный, ненормальный взгляд поглощает мир. В холодном янтаре застыл узкий вертикальный зрачок – обворожительное зрелище для кукол.

И она такая же, но только побольше, но она не знает, верно?

Ей незачем, ей не нужно. «Всё до единого» - грубая констатация факта, и осознание истины через сотню лет. Счастливый конец?


***

Мрак лениво расступается, шепча сладострастные речи своей избраннице. Ахаши в лёгкой растерянности, но смакует каждый пережитый вздох в этом «ином» мире. Торжественный холод мраморных стен вокруг хранит непоколебимое молчание. Здесь нет воющего ветра или уютного тепла. Здесь обманчивая тишина, в которой живут сотни тварей, серое небо в узких прорезях окошек, темнота, обволакивающая каждый звук. Безусловно, здесь было бы страшно уединяться даже днём – всё старалось выгнать незваных гостей только одним мрачным молчанием. Ведь безмолвие тоже бывает разным. Но сейчас оно хранило молчание в знак какого-то тайного почтения к гостье. Ахаши была приглашена, её тянуло сюда сотней невидимых нитей, обещая вечную жизнь. Или это её воспалённый мозг придумывает себе глупые фантазии? Да, она сумасшедшая. Безумное творение этого мира, которое исказили, испортили, словно пару раз пройдя ножом по телу.

Осознание своей отвратительности всегда радовало Варнэсс. Ей нравилось вызывать своих верных друзей – мерзких ассоциаций, каждый раз, когда в угол её зрения попадала ещё одна жалкая пешка. На встречу выбежала ещё одна такая, одна из многих, глупая марионетка в надёжных цепях.

- Приветствуем вас. Вы наверно насчёт сотрудничества? – Ахаши видит, как в такт словам дёргаются губы служанки. Кукла выдаёт заученную речь. Любопытные глазки застыли в мраморе лёгкого отвращения.

Безумная улыбка резанула уста. Тонкий рот вновь искривился в ухмылке, обозначающей призрение и одновременно гордость к своему прошлому. Слова той дряни, что пыталась загнать её в угол, рассыпались пылью где-то в глубине подсознания. Она знала, как с этим бороться, ведь теперь ей даровали тело. Вновь, своё, родное – как призрак прошлой жизни, которая, вдруг, стала проступать сквозь пелену забытья. Превращение было лёгким, каким-то непосредственным, как оторваться от земли и взлететь. Не тянуло жилы, не выдёргивало позвоночник из привычной колеи, не было ноющей боли в мышцах – всё прошло быстро и незаметно. И Варнэсс радовалась, как человеческое дитя потерянной игрушке, которая вдруг нашлась.

Ахаши лениво кивает, не думая даже, что за сотрудничество и с кем, и что вообще творится среди мира теней. Она не слышит служанку, она слышит тьму, которая настойчиво зовет в своё логово. Девица протягивает свою тощую руку по направлению к женщине, но та, каким-то интуитивным чувством заставляет себя отскочить. Но это не важно, это так глупо – быть тем, чего на самом деле не существует. Какие-то отчеканенные слова проносятся мимо – женщина всё ещё раболепски важничает, используя вежливость как оружие. Но слова разбиваются о стену спокойствия и немоты, не в силах быть услышанными. Одержимость этим местом, одержимость тьмой не оставляет времени на глупые россказни, и Ахаши вновь срывается с места, чуть коснувшись своим одеянием плеча служанки. Ничего не происходит, но нечисть уже почти у цели.

Мимо проплывают богатые гобелены с ужасающими сюжетами, картины в красивых рамках, изящные подсвечники, факелы на стенах и бесконечные тени, пляшущие в этом безупречном царстве тьмы. Ахаши пыталась запомнить каждую деталь этого пейзажа, казалось, что она бродит целую вечность и в придачу по всем извилистым путям этого замка. Но это была сладкая иллюзия, ибо перед глазами теперь появились открытые двери, угодливо приглашающие посетить приёмный зал.

Не колеблясь не минуты, девица проскользнула внутрь. Тьма на краях её одеяния всколыхнулась, завернувшись в ветеиватые узоры, но затем, успокоившись, слилась с тенью своей хозяйки.

Свет тут же кинулся на Ахаши со всех сторон. Он играл сотнями бликов, отражаясь в блестящих поверхностях столов, гладких стенах, в позолоте загнутых подсвечников. Но здесь он был бессилен и безропотен. Просто слуга.

Восторженный взгляд ярко-жёлтых глаз мимолётно прошёлся по всему этому великолепию, задержался на богатом троне и пересёк чужой. От неожиданности Ахаши отступила назад, стараясь не дышать, но свой жадный взгляд, подернувшийся лёгким испугом, не отводила. Она чувствовала тёмную ауру, мощными волнами исходившую от незнакомца. Она никогда его не видела, но и говорить не смела. Что-то заставляло держать язык за зубами. И это что-то заставляло не смотреть по сторонам. Другие посетители оставались пока за гранью, такие далекие и несуществующие. Зато был он, далеко или близко – не важно. В него можно было поверить, и Ахаши, наверно в первый раз в своей гнусной жизни, приклонила голову, опустив взгляд на холодный мрамор.


19:49 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
этот неловкий момент, когда ты просрал в сети около часов пяти, и заходит мама, и ты вдруг вспоминаешь, что оставил грязную посуду в раковине

а ещё у меня долбаный пиздец состояние. всё из серии скажите кто я, где и я и что мне нужно?
вообщем, ребятцы, раздрай
меня прямо сука бесит, когда так, когда такой понимаешь, что ничего не можешь и вообще того, что ты так желаешь, не существует

09:54 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
Рэйлин Са'Луар

Вот так всё и происходит, обычно, ежегодно, постоянно и почти однообразно. Регулярное действо таяния льдов, которые вскоре уносятся нетерпеливой водой к горизонту, и исчезают, как только добродушное солнце сверкнёт своими яркими оранжево-жёлтыми лучами. Лёд вскрывается, обнажая мягкую синеву, которая через несколько минут превращается в бурный поток, слившись с талой водой. Зима бесследно исчезает, открывая новые пространства для жизни – всё, что она так старательно берегла всё это время, в своём безжизненном холодном плену. Состарившаяся и уставшая, она смывается ласковым теплом и в слабом свечении зари исчезает. Словно огромная стихия, вдруг сокрушается, не в силах больше бороться с врагом. Потрясающее зрелище.
Рэйлин обнимала руками скалистые выступы совсем рядом с берегом. Выбравшись из убаюкивающей воды на одну четверть тела, она с задумчивым видом смотрела куда-то вдаль. Этот дикий план рождался очень долго, он словно бы интуитивно и невидимо ткался до идеального состояния. Рэй задвигала все мысли, касаемо этого, в дальний уголок сознания, но они продолжали буравить голову изнутри, заставляя душу сжиматься в некотором страхе, при одном только трезвом взгляде на возможную авантюру. В итоге, русалка сдалась, окончательно, позволив ненасытным мыслям вырваться на свободу и быть по-настоящему рассмотренными и обдуманными. Хотя, всё это глупо. Равносильно шагу в пропасть, как у этого мягкого песчаного бережка – шагнёшь за кромку воды, а там пустота и гул в ушах, непросвечиваемая солнцем тьма. Ещё секунда – и ты на дне, среди скал, вздымающихся вверх. И нет пути назад, коль твари ждущие тебя, найдут свою жертву. Так и тут, стоит лишь подумать об этом, и всё остальное становится неважным и одновременно нужным, как глоток воздуха, как ощущение воды в своём теле.
Длинный русалочий хвост медленно и привычно совершал плавные движения под водой, в той самой пропасти. Но в отличие от всех остальных эта бездна Рэй не пугала, наоборот – пропасть была её домом и убежищем, ибо никто не смел сюда добраться живым.
Спокойный ход набегающих на берег волн, как обычно успокаивал, но рассудок не туманил, мысли уплывали куда-то вдаль, совсем далеко, словно за горизонт, за льдами.
Рэй думала о прошлом, настоящем, будущем. Вот-вот, и скоро сорвутся с места стаи морских котиков и тюленей, и, махнув своими «ластами», уплывут в синюю бескрайность. А с ними и спокойные касатки, опасные хищники, на спине которых было так весело покататься прошлой зимой, в прочем как всегда. Куда они уплывают ,Рэй было неизвестно. Как и не знала она того, откуда должны прибыть мастодонистые тела китов и грозные акульи силуэты. Это всё было там – далеко за линией горизонта, куда отправиться Рэй не решалась. На то были причины, и довольно веские.
Замерев на секунду, чтобы словить последние моменты приятных воспоминаний, нимфа резко нырнула обратно в воду. Хрустально-чистая вода сомкнулась над головой - Рэй проваливалась в обволакивающую пустоту. Тусклый свет мерцал где-то совсем далеко. Развернувшись всем своим длинным телом, русалка очередной раз взмахнула сильным хвостом, и в общем водяном потоке, её стало уносить всё дальше от каменистых выступов. Ещё взмах, над головой пронеслась волна, закатавшись затем в «рулон» и ударившись о берег. Шум, настолько въевшийся в мозг, последовал за этим действом, но он был утоплен, приглушён, и чем дальше Рэй погружалась в воду, тем тише он становился. Оставалось только одно – мерное гудение в ушах, но к нему Са’Луар была привычна, как ни к чему другому.
Вода плавно переходила в иную ипостась, всё чернее и чернее становились дебри, в которые заплывала Рэйлин. Кто бы мог подумать, что у самого берега такая опасная пропасть?
Русалка перевернулась на спину, и интенсивно двигая хвостом, поплыла кверху. Нет-нет, а всё те же мысли преследовали её везде. Раздражённо вынырнув из воды, и продолжая двигать нижней частью тела, девушка равнодушным взглядом смерила берег. Потусторонний неизвестный ранее звук потряс воздух. Земля, многократно сотрясаемая ударом копыт и раскатистый гул от несущейся погони не заставили Рэй ждать. Она полностью погрузилась в холодную воду. Раз, два, три секунды. Уже слышны, очень приглушённо голоса. Затем нагрянувшая тишина, обиженный визг оружия, налетающего друг на друга, надрывная мелодия стали…
Над поверхностью воды, появилась голова русалки. Ярко-голубые глаза горели любопытством и одновременно сочувствием. Рэй внимательно следила за сценой боя. Какая-то первобытная, но одновременно красивая дикость пропитывала каждое движение бьющейся девушки. Кровь, хлеставшая из разодранных тел, добавляла этому зрелищу безумия. Рэйлин, забыв о собственной безопасности, подплыла ещё ближе, и, остановившись в двух метрах от полосы берега, продолжила с упоением следить за боем. Похоже, действо выбивало девушку из колеи. В глаза бросился хищный алый цвет. Светлый весенний день померкнул, окунувшись в эту «грязь».
Дальше Рэй бы и не вспомнила, что произошло: свистопляска образов, которые сменяли друг друга с потрясающей быстротой, ручьи багровой крови, проливающиеся на влажный песок. Несколько капель беззвучно упали в воду, и, просочившись через податливую стихию, расползлись на сотни мелких частиц, а Рэй не любила, когда оскверняют её дом, ох как не любила.
В голове рождался план, очередной, возможно ненормальный, но он уже почти существовал. Вернее, непослушные мысли, живущие своей жизнью, заставляли Рэй идти в этом направлении.
Вдруг всё закончилось, вот просто раз и всё. Одной убежавшей секундой, скрывшимся мгновением, неумолимым, как сама вечность. Вот оно время.
Рэй молча наблюдала за кучей рухнувших на окровавленный песок тел. Торопиться не хотелось, пусть всё уляжется. А вышеупомянутое время неумолимо бежало вперёд. Секунды рождали незыблемое, пугающее безмолвие.
А дальше, надоевшее и страшное ожидание. Девушка не раз выходила на берег, чтобы оглядеть жертв. Она прислушивалась к тишине и, осмелев, даже прикладывалась ухом, к груди каждого. Но прерывистая струйка дыхания и еле видимое вздымание грудной клетки наблюдались только у незнакомки.
Весь день был прожит в тоскливом ожидании. Нетерпение вгрызалось под кожу, не давая ни одной мысли шелохнуться в сторону недавних проблем. И Рэй была, в некотором роде благодарна девушке за такое необычное появление в её жизни.
Яркая полоса идущего на закат солнца окрасила всё пространство тёмно-красным цветом, цветом крови, который затем перешёл в фиолетовый и начал постепенно темнеть, уходя в холодную глубину. Море готовилось к слиянию с небом. Волны стали послушнее и аккуратнее. Всё вокруг словно по договорённости успокаивалось, погружаясь в негу небытия. Яркий зелёный луч вспыхнул в алом зареве и исчез.
Рэй очередной раз вошла в воду, и сев в позе лотоса, стала смотреть на лежащую девушку. Ей она ничем помочь не могла – даже свежая вода не приводили ту в чувство. А подходить к мощному зверю, похожему на боевого коня, нимфа не решалась – уж очень он подозрительно скалил клыки при её появлении. Оставалось только ждать и ещё раз ждать.
Совершенно белая, со светло-голубыми волосами, обёрнутая мокрой простынёй, девушка покачивалась в такт набегающим волнам. Она наслаждалась прохладным воздухом и тишиной, и всё бы хорошо, да незнакомка так и не просыпалась. Но наконец, Рэй заметила слабое движение. Настороженно покосившись на тело, она отметила, что девушка вроде бы приходит в чувство. Положившись на темноту, нимфа отползла на безопасное расстояние так, что из воды выглядывала только верхняя часть туловища и соответственно голова. Принимать свой истинный облик, нимфа не решалась – не к чему лишние рассказы о себе.
Между тем незнакомка встала, и явственно пошатнувшись, нетвёрдой походкой, и, похоже, совершенно не замечая саму Рэй, направилась к воде.
- Входишь в соленое море по грудь, и чувствуешь, сколько царапин на теле…
А если бы душу в него окунуть…

Распевая стихотворные строки полушёпотом, нимфа покачивалась в такт волнам.
- Знаешь, эта вода тебе не поможет. Она солёная брр… Прости, но всё, что я могу сейчас для тебя сделать…Это просто-напросто не трогать тебя, - Рэй медленно приблизилась, так, что белая простыня, панцирем облипавшая всё тело показалась ещё на сантиметров десять из воды, вместе с телом девушки, - МЫ не созданы для таких ситуаций. – поднажав на слове «мы» и пожав плечами, Рэйлин улыбнулась. Она представляла, как выглядит со стороны – укутанная в мокрую одежду, полностью белая с любопытным взглядом, сидящая на мелководье в забавной восточной позе. Но именно это могла увидеть девушка, если, конечно видела, под холодным светом луны.

16:54 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
08.03.2012 в 18:42
Пишет chouette-e:

один из любимых сериалов детства )) скачала пересмотреть, не удержалась, наделала гифок :3



URL записи

17:38 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
блин, ещё один момент, почему я не люблю школу:
100500 лет назад появилось слово "братюнь" и его интерпретации - некие "братиши"
через 100500 лет для отсталой части населения, то бишь для 90% нашей школы, это становится мэйнстримом, и чуть что так сразу БЕСИТ

14:11 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
Скажем так, у меня неожиданно проснулось желание вот что-нибудь взять и чисто позадрачиваться, вот до потери крови. Не к добру у меня такое желание, тем более что времени я не успеваю махать ручкой, а видеокарте противопоказан даже симс первый. Но это всё к дерьму о надувательстве лохов, а мне остаются старые добрые ТАНКИ ОНЛАЙН ибоандерграундустанавливатьверилонгбля

11:53 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
07.02.2012 в 18:04
Пишет .annette:

лучше бы я не смотрела спойлеры


URL записи

20:56 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
Нет, я всё-таки крик души тут отрапортую, а именно ЗАЕБАЛИ СО СВОИМ УЗКОГЛАЗЫМ СТРАШНЫМ И НЕХАРИЗМАТИЧНЫМ БЛЯДОШЕРЛОКОМ
А теперь можете наблюдать, как рушатся шаткие стены моего списка пч, как содрагается пол от злобных комментариев, а мне похуизме
И как сегодня подытожили с Лизой, это наше всё. Аминь

@темы: сжечь

14:30 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
Благодарю всех тех, кто не отписался, и даже кому по барабану. И да, откликнитесь!

@темы: будничные зарисовки

20:25 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
Сегодня Машино др это, справляли вобщем. Эльпатио любимое напротив макдака и спокойная компания.
Ну да ладно, всё нормуль. На моём отожжём.

@темы: сжечь

21:05 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»
А они, вроде такие, стоят, изогнувшись, считая себя суперсекс бомбами, малолетними проститутками, кем угодно,
но, чтобы обязательно быть выше других, одинаковые, бесконечно одинаковые все эти позы с кривыми спинами и одной рукой, что
выгибается под острым углом, грубо ложась на бедро, полагая, что это самая необычная, непритязательная и модельная поза. А ещё
лучше, надуть к этому всему свои прелестные губки с двойным слоем новой помады-блеска максфактор, в стразанутом платье от
motivi, в толпе таких же неадекватно-одинаковых див с пустыми взглядами. И все они вроде счастливы, и улыбаются так ненавязчиво,
а за спиной неоновые огни внутри пафосного клуба с бархатной обивкой диванов и лакированными подиумами. Они ещё не выпили, и
предпочитают засветиться с клатчем в руках, уподобившись самим же себе неделю назад. Но взгляд спускается вниз и ловит несколько
ариаловских букв, что составляют логотип очередной тусовки, тупой и скучной. Вот ведь.

@темы: сжечь

17:39 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»

14:28 

На самом далеком западе, Там, где кончаются земли, Народ мой танцует, танцует, Подхваченный ветром иным. У. Ле Гуин «Тэхану»

Ваш Талисман по Гороскопу Викингов


сон

главная